Ноябрь 25 2016

Меморандумы НКВД СССР № 299 и № 300. 12 июля 1937 г.

Адреса по списку2*

В дополнение директивы наркома № 266.

Первое — операцию по репрессированию бывших кулаков и уголовников не начинать, повторяю не начинать. О дне начала операции и порядке ее проведения последует особое распоряжение наркома.

Второе — имеющееся до начала операции время использовать на: проработку уже выявленных кулаков и уголовников; уточнение и углубление собранных на них компрометирующих материалов; довыявление бывших кулаков и уголовников еще не взятых на учет и на уточнение учета.

Третье — выявленных в процессе этой работы наиболее озлобленных активных кулаков и социально-опасных уголовников арестовывать, проводить следствие, но дела на тройках не рассматривать, приговоров не выносить и не приводить их в исполнение до особых указаний наркома.

Четвертое — ввиду особой политической важности операции нарком на 16 июля созывает специальное совещание59, на котором будут обсуждены: планы проведения операции, собранные материалы учета по каждой категории, отдельно кулаков и уголовников, и техника проведения операции. Совещание будет проведено в две очереди.

Пятое — Вам надлежит прибыть на совещание к 16 июля, имея на руках план операции и все материалы учета.

Фриновский.

1* 12 июля 1937 г. в адрес начальников областных НКВД (по списку) были направлены шифртелеграммы № 299 и .№ 300 идентичного содержания, с единственным дополнением во втором из них: «Пятое, Вам надлежит прибыть [на] совещание [к] 16 июля, имея на руках план операции и все материалы учета». (ЦА ФСБ РФ. Ф. 3. Оп. 4. Д. 147. Л. 351).

2* Адресаты шифртелеграммы № 299: Ашхабад, Ташкент, Сталинабад, Фрунзе, Красноярск, Алма-Ата, Иркутск, Хабаровск, Якутск.

Адресаты шифртелеграммы № 300: Петрозаводск, Ленинград, Калинин, Минск, Смоленск, Киев, Ростов-на-Дону, Нальчик, Грозный, Махачкала, Тбилиси, Ереван, Баку, Архангельск, Ярославль, Иваново, Горький, Саранск, Чебоксары, Воронеж, Сталинград, Пятигорск, Саратов, Куйбышев, Казань, Оренбург, Уфа, Киров, Свердловск, Челябинск, Омск, Новосибирск, Сыктывкар, Ижевск, Йошкар-Ола, Симферополь, Курск.

59 В соответствии с меморандумом № 300 16 июля состоялось первое совещание с начальниками УНКВД по репрессированию бывших кулаков и уголовников. На повестку дня совещания выносилось рассмотрение собранных материалов по двум категориям подлежавших репрессиям (активные и менее активные, но все — враждебно настроенные к власти), а также обсуждение плана и техники проведения операции. Стенограмма этого совещания не сохранилась, а может быть, и не велась, но имеются свидетельства отдельных его участников, выявленные в Центральном архиве ФСБ России в следственных делах на наркома Н.И.Ежова и его заместителя М.П.Фриновского. Речь идет о показаниях С.Н.Миронова (начальник УНКВД по Западно-Сибирскому краю), А.И.Успенского (нарком внутренних дел УССР), и Н.В.Кондакова (нарком внутренних дел Армянской ССР) и др. На основании этих свидетельств вырисовывается следующая картина июльского совещания 1937 г. Его проведение осуществляли Ежов и Фриновский. Первый говорил о политической значимости мероприятия, второй — давал практические установки. Позднее об этом сообщал С.Н.Миронов: «Ежов дал общую оперативно-политическую директиву, а Фриновский уже в развитие ее прорабатывал с каждым начальником управления «оперативный лимит» (см.: ЦА ФСБ РФ. Арх. № Н-15301. Т. 7. Л. 33), то есть количество лиц, подлежавших репрессии в том или ином регионе СССР. Начальники НКВД— УНКВД республик, краев и областей докладывали о результатах оперативно-следственной работы, оперируя конкретными фактами и цифрами. Некоторые высказали сомнение в правдоподобности наличия такого большого количества «врагов народа». С.Н.Миронов в заявлении на имя Л.П.Берия писал: «… в процессе доклада Ежову в июле я ему заявил, что столь массовые широкие операции по районному и городскому активу… рискованны, так как наряду с действительными членами контрреволюционной организации, они очень неубедительно показывают на причастность ряда лиц. Ежов мне на это ответил: «А почему вы не арестовываете их? Мы за вас работать не будем, посадите их, а потом разберетесь — на кого не будет показаний, потом отсеете. Действуйте смелее, я уже вам неоднократно говорил». При этом он мне заявил, что в отдельных случаях, если нужно «с вашего разрешения могут начальники отделов применять и физические методы воздействия» (см.: ЦА ФСБ РФ. Арх. .№ Н-15301. Т. 7. Л. 35 — 36).

Как видно из заявления С.Н.Миронова, Ежов высказал угрозы в адрес тех начальников УНКВД, которые, как он выражался, «проявляют оперативную инертность, у которых нет никакого разворота дел, несмотря на то, что многие областные и краевые управления уже взяли полный разбег по вскрытию контрреволюционных формирований внутри партии и вне ее» (ЦА ФСБ РФ. Арх. Н-15301. Т. 7. Л. 33). О ежовских установках на июльском совещании говорил в мае 1939 г. и бывший нарком внутренних дел Армении Н.В.Кондаков со ссылкой на своего бывшего начальника по Ярославскому управлению НКВД А. М. Ершова « Ежов допустил такое выражение «Если во время этой операции и будет расстреляна лишняя тысяча людей — беды в этом совсем нет. Поэтому особо стесняться в арестах не следует» (ЦА ФСБ РФ. Ф 3ос. Оп. 6. Д. 4. Л. 207)

На совещании наряду с «сомневающимися», в числе которых были начальники Омского, Красноярского, Средне-Волжского и других управлений, присутствовало немало ретивых исполнителей «Начальники управлений, — вспоминал А. И. Успенский, — стараясь перещеголять друг друга, докладывали о гигантских цифрах арестованных. Выступление Ежова на этом совещании сводилось к директиве «Бей, громи без разбора». Ежов прямо заявил, — продолжал он, — что в связи с разгромом врагов будет уничтожена и некоторая часть невинных людей, но что это неизбежно». (ЦА ФСБ РФ. Ф. 3ос. Оп. 6. Д. 3 Л. 110). Сомневающемуся в необходимости расширения репрессий А И Успенскому на его вопрос, как быть с арестованными 70- и 80 летними стариками, Ежов отвечал «Если держится на ногах — стреляй». (ЦА ФСБ РФ. Ф. 3ос Оп. 6. Д. 3. Л. 410). Н. И. Ежов подтвердил присутствовавшим, что к указанным в директиве от 3 июля 1937 г.  № 266/15545 кулакам и уголовникам будут добавлены новые категории граждан, подлежавших арестам: «харбинцы, поляки, немцы, члены т. н. «кулацко-белогвардейских группировок в ВКП(б) и советском аппарате» (ЦА ФСБ РФ. Арх № Н-15Э. Д. 1. Т. 7. Л. 34) (прим В. К. Виноградова)


Метки:
Copyright 2016. Savoy.pro

Опубликовано 25.11.2016 savoy78 в категории "Документы

Добавить комментарий